Шум в интернете немного утих и можно спокойно обсудить ситуацию.

Власти Китая и Гонконга пришли к соглашению об эстрадиции на материк преступников из  Китая, скрывающихся в Гонконге, которое в Гонконге вызвало массовые протесты, адресованные видеокамерам западных телекомпаний.

Председатель КНР приехал на ПМЭФ в Москву  и Кремлю конкурентные силы продемонстрировали свои медийные возможности, связав таким образом события в разных гос-вах.

Результат акции с журналистом стал никаким, в результате чего практически невозможно определить виновность или не виновность журналиста, которого выбрали торпедой в этом сценарии, а увольнение двух генералов- это скорее всего давно принятое решение. Но возможно еще жизнь наркобарыг станет немного проще.

Кремль протестами и общественным возмущением, митингами, не проймёшь.

Когда Кремлю надо они на всё кладут болт и демонстрируют полное молчание в эфире.

А здесь вдруг такая щедрость и массовая отзывчивость.

За журналиста вписались проправительственные сми и даже Хабенский, чтобы остаться на повестке дня и использовал ситуацию с Иваном для личного пиара. Чего еще можно ожидать от профессионального обманщика, рекламирующего совкомбанк.

Личность Ивана я обсуждать не хочу, так как это бесполезно не будучи свидетелем ситуации, но некоторые нестыковки насторожили.

Для сотрудников полиции подкидывать наркотики очень рисковое дело.

Возможная ситуация, когда подходят к случайному человеку, он понимает, в чем его подозревают и заявляет о проведении медэкспертизы в профильном учреждении и говорит, что там же позволит произвести досмотр, уточняя, что в случае не подтверждения их подозрений он будет жаловаться в УСБ.

После этих слов сотрудники будут вести себя наиболее корректно, чтобы не дать повода внутренней службе проводить их проверку. 

В этой ситуации сотрудник полиции по сравнению с подозреваемым более незащищенное лицо, чем сам подозреваемый.

Без наркотической истории подкидывать наркотики человеку очень рисковано.

Наличия самих наркотиков мало. Нужны еще другие совокупные факторы, а в случае обвинения в сбыте, нужна еще и дополнительная информация от информаторов или контрольная закупка. Вес, позволящий обвинить в сбыте не гарантия того, что подозреваемый в сбыте будет приговорен.

Сейчас, если у человека находят наркотики, то это автоматическое возбуждение по сбыту наркотиков, так как если у человека они есть, значит их кто- то ему продал и этого продавца нужно найти.

Если наркотики найдут у наркомана, то он скорее всего сдаст барыгу и дело о сбыте будет раскрыто, а если их подкинули человеку, который их не употребляет, то это еще одно не ракрытое преступление и самим сотрудникам это не нужно.

В случае с Иваном, если верить сми, сотрудники действовали максимально некомпетентно, что дало повод усомниться в законности их действий, что может говорить о том, что они выполняли чей- то указ от вышестоящего начальства для достижения каких- то внутренних целей.

Если взять за допущение как правду, что таким образом пытались оказать давление за журналистскую деятельность Ивана, то здесь тоже есть нестыковки.

Подброс наркотиков должен был преследовать целью его задержание и помещение в следственный изолятор, чтобы в изоляции никто не мог помешать оказанию давления и судья должен был принять решение о помещении под стражу, опять же если рассматривать версию кровавого режима, но вместо этого по обвинению по тяжелой статье судья выносит решение о домашнем аресте, что исключает возможность оказания давления и вся эта ситуация теряет декларируемый смысл.

В итоге вся история произошла довольно мутно и также мутно завершилась.

Я не пытаюсь оправдывать сотрудников полиции, потому что не дай бог кому-нибудь попасть под этот пресс, но что произошло, то произошло.

p.s. Картинка рандомная, для иллюстрации мотивов организации ситуации.

#общество #пропаганда